Дисциплины:
Курсовая работа
На тему:

Социальная и религиозная политика Антиоха IV (по данным нарративных источников).

Дисциплина: Другое
ВУЗ:МГУ имени М.В. Ломоносова
Формат: Word Doc

Просмотров: 1254 Добавлено: 2014-06-23




Часть текста

Заключение

Итак, к какому выводу можно прийти на основании данного исследования? Эпоха Антиоха IV – это начало заката государства Селевкидов. Как сказано в Книге пророка Даниила, сия держава была сделана из железа и глины, и камень, ударивший в сию часть истукана (для автора он олицетворяет восстание Маккавеев), крушит колосса на глиняных ногах (Dan., 2:33). Целью реформ Антиоха IV было остановить упадок государства, вдохнуть в него новую жизнь за счёт активного распространения греческой культуры, т.е. за счёт процессов эллинизации местного населения империи. Опорой власти династии Селевкидов были греко-македонские элементы и высшие слои населения туземного, принявшие культуру завоевателей, в то время как основная масса подданных государства такой опорой быть не могли в силу естественных национальных, религиозных и социальных противоречий. К сожалению, у нас нет полноценной картины социальной жизни по всем сатрапиям Селевкидского государства этого времени, но можно предположить, что пример Иудеи, одной из многих сатрапий, является в этом случаем образом тех отношений, которые складывались в первой половине II века до н.э. в различных регионах державы.

Антиох IV в своей политике основания полисов и распространения культов эллинских божеств и культа собственно царя, в сущности, новатором не был. Если сравнить те принципы, на которых держалась власть Селевкидов при первых царях династии, вплоть до Антиоха III, и то, что было сделано Антиохом Эпифаном, то мы увидим много общего: дарование восточным городам прав полисов и различных привилегий, благодеяния для их процветания, дары на строительство и поддержание храмов, принятие определённых эпитетов, свидетельствующих о божественности царя. Однако, как верно подмечает С.В.Смирнов, царь Антиох в своём стремлении создать и укрепить свой культ, «допустил роковую ошибку, поскольку не учел тот факт, что все города и народы, которые когда-либо вводили культ царя в державе Селевкидов, делали это добровольно, из благодарности к великодушному правителю». При этом он опирался на те местные социальные элементы, которые сами подчас вызывали ненависть туземного населения и только провоцировали социальную напряжённость.

Тем не менее, несмотря на то, что Антиоху IV было дано современниками прозвище «Эпиман», что значит «безумный», мы видим, что в целом это был довольно опытный политический лидер, понимавший всю тяжесть положения своей державы. Зажатая между Римской республикой и Парфией, держава Селевкидов должна была «сплотить своё царство и отстоять это сплочённое семитически-греческое царство». Вместе с тем необходимо было изыскать средства как на проведение реформ, так и на выплату контрибуции Риму согласно Апамейскому договору, и на оплату военных действий в Египте, которые, вероятно, велись не столько ради завоевания Египта, сколько ради демонстрации военного могущества Сирии и повышения авторитета царя Антиоха. Для этого были хороши все средства: равно как повышение налогов с городов (но при условии некоторых услуг взамен, например, дарования привилегии чеканки бронзовой монеты), так и захват храмовых богатств, примеров чему в царствование Антиоха IV мы видим несколько: это и ограбление Иерусалимского храма, и овладение богатствами храма Нанеи через брак с богиней, и поход на Элимаиду. По этому поводу нельзя не согласиться с мнением А.Б.Рановича о том, что, когда Антиох IV, равно как и его предшественники (Антиох III и Селевк IV), грабил храмовые сокровища, «он вряд ли ставил себе какие-либо задачи по подъёму производительных сил страны», но, тем не менее, царская казна использовала эти средства (пусть даже частично) на градостроительство, прокладку дорог, сооружение кораблей, на заморскую торговлю и т.д.

Возможно, последствия эллинистической реформы Антиоха IV и были бы весьма благоприятными для державы Селевкидов и могли приостановить процесс распада государства и поглощения его соседними империями. Однако в некоторых регионах они столкнулись с сопротивлением, принимавшим подчас и вооружённый характер. Ярчайшим примером этому может служить восстание Маккавеев в Иудее. Начавшееся как борьба между семьями Ониадов и Тобиадов за власть в Иудее и выгоды от приобщения к греческому миру, оно перешло в мятеж хасмодеев и их сторонников из числа простых граждан, недовольных злоупотреблениями первосвященников Менелая и Лисимаха, а затем – в полномасштабную войну между сторонниками Маккавеев и царскими войсками. При этом можно считать, что указы Антиоха IV были лишь «спусковым крючком, который вызвал взрыв, толчком для обвала, но не единственной и даже не основной причиной движения Хасмонеев». Тем не менее, реформы, предпринятые Антиохом Эпифаном, и, разумеется, гонения, устроенные им против еврейской религии (даже в том случае, если они имели целью приведение к покорности восставших евреев), всё же стали непосредственным поводом для мощного движения Маккавеев (или Хасмонеев), охватившего всю Иудею. Результатом его побед стало постепенное сворачивание реформ после смерти Антиоха IV в походе на Элимаиду (что касается подробностей его смерти, то всецело доверять в этом вопросе такому источнику, как Иосиф Флавий, нельзя, т.к. налицо легенда, имеющая целью пропаганду иудейской религии – Jos. Ant. Jud., XII, ix, 1-2). Победы Маккавеев и создание ими независимого государства Иудеи (под опекой Рима – Jos. Ant. Jud., XII, x, 6), борьба за престол между Антиохом V Эвпатором и вернувшимся из Рима Деметрием (Pol., XXXI, 20; App., Syr., 45-47, 67), наступление парфянского царя Митридата и его наследников на Вавилонию и другие восточные сатрапии царства Селевкидов (App., Syr., 48) привели к отказу от политики эллинистических реформ и вообще попыткам как бы то ни было скрепить воедино все народы, населяющие Сирийскую державу.

Таким образом, мы видим, что правление Антиоха IV (175-164 гг. до н.э.) являло собой переходный период между величием державы Селевкидов и началом её постепенного упадка, завершившегося в 64 г. до н.э. присоединением Сирии к Римской республике. Однако процесс эллинизации населения, начатый ещё первыми Селевкидами и получивший новый импульс при Антиохе Эпифане, не остановился: настоящая эллинизация империи Селевкидов началась именно с уходом их с исторической сцены, когда эллинизация стала делом местных правителей. Как верно замечает Э.Бикерман, «ценой независимости стал космополитизм». Процессы эллинизации проникли даже в такой очаг жесточайшего их отторжения как Иудея. Нам известны имена Езекиля, писавшего трагедии в стиле Еврипида, Филон Старший – автор эпических поэм, Деметрий и Евполем, написавшие светскую историю евреев, философы Аристобул, Филон и Аполлос. Однако данный вопрос следует оставить для рассмотрения в ходе отдельного исследования, не укладывающегося в рамки данного.